Никас Сафронов (safronov_nikas) wrote,
Никас Сафронов
safronov_nikas

В субботу днем мне принесли журнал «Моя Дорога», на обложке которого красовалось мое фото на фоне Кремля, сделанное на балконе в моей студии в Брюсовом переулке. И статья и другие снимки были замечательными (а это не такой частый случай, когда я остаюсь довольным публикациями в СМИ о себе). Лишь один снимок смутил меня. Фотограф снимал меня сверху, с балкона и получилось, что я машу рукой через люк. Однако места на стоянке в этом дворе размечены номерами. Вот и получилось, что мое авто разместилось между цифрами 6 и 13, причем немного наискосок. Мне это сразу не понравилось, т.к. эти 2 номера я не люблю. На мой взгляд, в каждом из них есть что-то дьявольское, что-то от чертовщины. Впрочем, я не придал тогда этому большого значения и больше думал о двух важных мероприятиях, назначенных на этот день. Во-первых, в 17:00 я должен был присутствовать в комплексе Премьр-плаза, располагающемся недалеко от Белого Дома, где мой бесценный друг Иосиф Давыдович Кобзон отмечал свой день рождения. Далее, я должен был успеть на празднование 19-летия ювелирной компании «Эстет».
В начале я направился к Кобзону. Здесь встретился с министром культуры, моим старинным товарищем Александром Авдеевым, которого я не успел до этого поздравить с днем рождения. Очень тепло мы поприветствовали друг друга с мэром Москвы Юрием Михайловичем Лужковым. Вскоре всех гостей пригласили устроиться за праздничными столами. Я был несколько потрясен, когда увидел, что попал за стол номер 13. Эта цифра, встретившаяся мне уже второй раз за день, меня еще больше смутила, поэтому я поспешил при первом же удобном случае переместиться к своему товарищу Владиславу Третьяку.
Вскоре я совсем забыл об этом числе «13», потому что Юрий Михайлович Лужков положил начало целой цепи проникновенных, искренних, доброжелательных, мудрых тостов в адрес именинника. Много было сказано доброго о Кобзоне, и я буду не я, если Иосиф Давыдович не заслуживает этих слов. Были приглашены, как говорится, только старые и добрые друзья, которые откровенно общались, пели, читали стихи. После того, как меня и Третьяка представили, мы произнесли тост, решили отправиться в компанию «Эстет». Я предложил Третьяку и его жене Тане составить мне компанию, на что мои друзья любезно согласились.
В доме «Эстет» на Шереметьевской улице нас замечательно приняли, но почему-то опять мистика: усадили за стол номер 6. Я снова подумал: «Нехороший знак», но промолчал и постарался забыть об этом. Что получилось легко и быстро, потому что мероприятие было чудесным. Здесь же я встретил своего друга и в какой-то мере коллегу Славу Зайцева, с которым мы приятно пообщались, обсудили мир моды и искусства. А президент «Эстета» Гагик Гургенович Геворкян, тоже в некоторой мере коллега, показал нам шедевры своего ювелирного производства, сделанного лучшими его мастерами, проводил по блестевшим новизной и сиявшим красотой апартаментам, которые до этого пребывали в состоянии ремонта.
По окончании мероприятия Третьяк попросил показать ему дорогу до главной трассы. Мы поехали в сторону Останкино. Он повернул налево на Алтуфьевское шоссе, а я направо в сторону Проспекта мира, по 1-ой Останкинской улице. И что-то на меня нашло, я забыл свою молитву, которую я читаю перед выходом из дома или трогаясь на машине с места. Вот уже поворачивая направо на Проспект мира на сигнал зеленого светофора, на всякий случай посмотрел налево и убедился, что левая сторона свободна. Уже практически вывернул на главную улицу – Проспект мира – как вдруг получил сильнейший удар в правую сторону. Машина, врезавшаяся в меня, ехала со Звездного бульвара на красный свет. Мою машину дважды развернуло, она задом покатилась на пешеходную дорожку и врезалась задней частью в столб. Мой Порше, ударившись о столб, покатился снова на трассу. Оправившись от шока, я успел нажать на тормоза и остановить движение автомобиля.
Из ударившей старой иномарки вышел растерянный таджик со словами уверения, что он тоже ехал на зеленый свет. Однако четверо проходивших мимо ребят сказали, что готовы свидетельствовать тому, что я ехал по зеленой стрелке, а он на красный светофор. Более того, они засняли этот момент на камеру своего мобильника. Машина оппонента была полностью разбита, но и моя достаточно покорежена. Тут я обошел стукнувшее меня авто и застыл в неверии собственным глазам: номер машины содержал цифру 613. В памяти пробежали все события, связанные с цифрами 6 и 13, преследовавшими меня на протяжении всего дня.
Но поклонники моего творчества могут быть спокойными – я цел. А мой Порше уже ремонтируется в сервисе. После оформления документов по аварии, на всякий случай я съездил в больницу им. Склифосовского. Рентген показал, что перелома нет, хотя я достаточно сильно ушиб ногу, получил большую на ней гематому, много синяков в нескольких местах на руке и поцарапался о стекла, вылезая из покореженного авто. Таджик, слава Богу, тоже не пострадал, если не считать шишку, которую он получил при ударе о руль.
В регистратуре меня оформляли без паспорта, что называется «по узнаваемости», и когда уже отдавали выписку из больницы, девушка, глядя в мою анкету, спросила: «А вы действительно 27 года рождения?» Я не сразу понял, что за шутки она шутит, но ответил: «Похоже на то. По старости не помню». Оказалось, что в регистратуре перепутали мою дату рождения. Однако я не рассердился. Наоборот, порадовался, что даже такой грустно-мистический день завершился забавным эпизодом.
Вернувшись домой, я позвонил Третьяку, рассказал эту историю. Мой друг, внимательно выслушав меня, ответил размеренно и серьезно: «Никас, поверь мне, как старому спортсмену, когда я ломаю себе руку, я радуюсь, что не сломал ногу или ключицу. Когда ломаю ключицу, радуюсь, что цела голова. Ты жив, а это самое главное. Радуйся, а машина – это всего лишь металл. Тем более, ты застрахован», - все-таки пошутил напоследок Третьяк.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments