Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

6

(no subject)

В ночь на 14 сентября, как ранее мы сообщали, я посетил Санкт-Петербург, где в Доме Зингера на Невском проспекте состоялась презентация книги новелл о любви «Влечение» Ирады Вовненко. А я явился иллюстратором этой книги. Презентация продолжилась и на следующий день, 15 сентября, в магазине «Буквоед».

В аэропорту меня встретил директор гостиницы «Астория», который и отвез меня от трапа самолета до гостиничного номера. Поскольку я привык работать ночью, конечно же, не пошел спать сразу, а предпочел выпить чашечку чая перед сном и выкурить сигару в лобби-баре. Погруженный в размышления, я даже не заметил, как мои пальцы уже начала обжигать заканчивающаяся сигара. Глянув на часы, я подумал, что теперь уже настало время идти в свой номер. Но только поднялся уходить, как сидевшая неподалеку девушка вскочила с возгласом: «Вы же Никас!». Я ответил: «Представьте себе, что да». Последовавшие далее возгласы меня поразили: «Марина, это же сам Никас! Нафиг нам их Стинг? Тащи фотоаппарат, будем сниматься! Вы позволите? А мы Вас за снимки угостим кофе». Отказать, как всегда не смог, к тому же, сам предложил угостить их. Выяснилось, что девушки специально приехали из Самары на концерт Стинга, но, к своему сожалению, опоздали. Ан не отчаялись и приняли решение специально поселиться в той же гостинице, где живет иностранный певец. Но и тут судьба отвернулась от девушек: певец так быстро выскочил из машины и проникнул в лифт, что жительницы Самары не успели даже осознать происшедшее. И тем не менее, со свойственной россиянам упертостью, терпеливо, скучая, ожидали, что их кумир покинет свои апартаменты, желая ночью выпить кофе. А Стинг никак не выходил.

- И тут вы, Никас! – говорит мне девушка по имени Марина. Признаюсь искренне, девушки оказались простые, но в этом и скрывалась какая-то их особая приятность. И как все русские девушки, мои новые знакомые оказались не без проблем. Так, одна, как выяснилось, недавно развелась с мужем-милиционером, отсудив из его плачевной зарплаты в 12 тысяч рублей 6 тысяч алиментов на себя и своего ребенка.

- Как же он будет жить на 6 тысяч? - спросил я.

На что Марина аргументировано мне ответила: «Он так и у судьи спросил, мол, на что же я буду жить?». Мне его жалко, - продолжала Марина, - но что же мне делать? Мне ведь ребенка на ноги ставить. Притом, я не работаю.

О второй девушке я узнал лишь то, что она работает официанткой и то, что периодически шумные компании мешают ей, уставшей после работы, спокойно отдыхать. Девушки нескончаемо задавали мне вопросы. Было приятно, что среди художников они знали только Никаса Сафронова. Также выяснилось, что они никогда не читали Чехова. А обнаружилось это случайно. Девушка, работающая официанткой, как я уже говорил, пожаловалась, что живет на одной из самых шумных улицах Самары, где все время гуляющие молодежные компании не дают ей после работы спать. Я ответил, что в таких случаях я поступаю по Чехову: беру болт, привязываю к нему веревочку, далее – сигарку-пистон, кидаю эту конструкцию в сторону шумящих. Мое «сооружение» успевает, не причиняя вреда, взорваться рядом с галдящими: повторюсь, вреда никакого, зато люди разбегаются тут же. Она сказала, что для безошибочного воспроизводства моего метода в домашних условиях она еще раз прочтет «вашего» Чехова. Тогда я пошутил: «Только не ошибитесь, рассказ называется «Злоумышленник», и повествует он о железной дороге». После этого я понял, что разговор исчерпан и пошел спать.

Следующий день в Питере был днем презентации. Было многолюдно, народ ожидал даже на улице. Также присутствовали журналисты с 1 и 5 канала. Провели презентацию книги и стали расписываться. Подписав около 100 книг, а очередь все не заканчивалась, мы все-таки ушли на корабль «Летучий голландец», где состоялся фуршет. Как всегда, было много интересных людей. Я был рад встретить среди гостей своего старинного друга актера и режиссера Александра Галибина, который когда-то меня и познакомил с Вавненко.

А на следующий день уже в Москве я был приглашен на празднование 20-летия радиостанции «Эхо Москвы», поэтому по окончании мероприятия в Питере, поспешил в аэропорт. Здесь я увидел баннер «ВТБ», где был изображен снимок с видом на Вестминское Аббатсво и Биг Бэном. Я подумал, почему бы не разместить вместо этого баннера мою картину с пейзажами Лондона, которая более интересно и творчески изображает этот вид?

Также по пути на самолет заехал в книжный. Удивился, когда в целом моя покупка составила 40 кг. В аэропорту при проверке багажа мне сказали, что у меня перевес допустимой нормы в два раза.

– Вы меня узнали? – спросил я.

- Конечно, вы же Никас.

- Пойдите мне на встречу, я потратил все деньги на литературу.

Девушка в форме задумалась. Но стоявший рядом мужчина сказал: «Перепишите этот перевес на меня». Он предложил пройти к самолету через VIP-зал, выпить там чашечку чая. В процессе разговора он передал мне свою визитку, на которой красовалось: «Председатель правления ВТБ-банка». «Это же тот самый банк, – осенило меня, - о котором я только что говорил». Новый знакомый, оказалось, являлся моим давним почитателем. В самолете мы с ним решили, что нам обоим было бы интересно реализовать совместные проекты с моим именем и финансированием их банка.

В VIP-зале я встретил директора Эрмитажа Пиотровского, направлявшегося в Голландию, где открылся филиал Эрмитажа. Наконец-то, мы расставили с ним точки над i по части сюжета о моем творчестве в передаче «Гордон Кихот». Он объяснил мне, что на письмо, в котором у него спрашивали, присутствуют ли картины Никаса в Эрмитаже, он ответил, что картин нет, но не уточнил, что есть другие работы – два бисквита и четыре расписанные мною тарелки. Это упущение и стало поводом для экзекуции надо мной в программе Гордон Кихот. Специально для автора этой передачи повторюсь: бисквиты и тарелки работы Никаса Сафронова в Эрмитаже есть. Я довершении разговора я предложил Пиотровскому написать его портрет, на что тот сдержанно ответил, что подумает.

И вот я в Москве. Здесь меня ожидала целая череда мероприятий: то был и юбилей радио «Эхо Москвы», и презентация водки «Хлебное вино», состоявшаяся в ресторане «Губернаторский». Также я был приглашен в Крокус-сити на празднование Дня рождения компании по производству посуды Tupperware. Мне очень нравится их продукция. К тому же, я дружу с президентом представительства компании в России Еленой Путилиной. Успел я, к сожалению, только на завершающую часть мероприятия в ресторане. Я был голоден и с удовольствием решил поесть, но только сел за стол, как стали подходить женщины-сотрудницы этой компании, бравшие автографы и делавшие фотографии. Из уважением я встал, и сесть мне уже не удалось. Но это никак меня не расстроило, потому что в подарок я получил замечательную посуду. Из всего комплекта тут же в своей мастерской, вернувшись с мероприятий, я сразу опробовал сковороду, на которой с удовольствием подогрел котлеты и макароны по-флотски.

Ночь, как обычно, я провел в работе. На следующий день мне вновь предстоял ряд важный встреч. Среди прочего, ко мне пришли старые друзья от Лео Антоновича Бокерия, ответственные за благотворительную часть его деятельности. Лео Антонович вообще уникальный человек. Он неоднократно меня выручал, когда я обращался к нему по поводу оказания помощи моим друзьям. Скажу по секрету (в глобальной сети), я пишу его портрет. Но с грустью признаюсь, что пишу давно и долго. Хотел успеть ко дню его рождения 22 декабря, но как-то не получилось. Мне не хочется сделать что-то формальное, но я стремлюсь к чему-то по-настоящему творческому. Обещаю самому себе в скором времени портрет завершить.

Однако вернемся к целям встречи с работниками отдела по благотворительности. Ранее я уже принимал участие в двух благотворительных акциях: посещал отделения в больнице, где лежат дети с врожденными пороками сердца, которым уже сделаны или которые готовятся к операциям и учил их рисовать, проводил импровизированные мастер-классы. Появилась идея новой акции «Рисуют дети, жизнь, утверждаемая искусством», которую планируется провести в РЦНК в Праге с 30 окт по 4 ноября 2010. Я никогда не отказываюсь участвовать в подобных благотворительных мероприятиях, так как они действенно приносят пользу тем, кто заслуживает больше всего внимания – нездоровым детям. Подробности об этой акции вы можете найти на сайте granitalanta.com и, возможно, захотите поучаствовать в таком благородном деле. Приятно, что люди Лео Антоновича Бокерия первыми подняли в России такую проблему. Я уважаю и ценю таких людей, которые занимаются реальными делами по развитию нашей России.

Вечером собираюсь поужинать с моим товарищем Вагитом Алекперовым, я с радостью жду с ним встречи, потому что после 1 сентября, когда он отметил свой день рождения, мы не виделись. Завтра собираюсь к своему другу генералу Шаманову в Кубинки. А в воскресенье вы можете меня услышать в прямом эфире «Радио Маяк» в 19:00 в шоу Аллы Довлатовой.
6

(no subject)

Как всегда в обед я пришел в студию, встречался с деловыми партнерами, общался с журналистами, давал установки своим подчиненным. Вдруг секретарь Ольга передает мне трубку, подняв указательный палец вверх, со словами: «Звонят от Дмитрия Анатольевича». Я не растерялся, хотя сразу не сообразил, что могу понадобиться такому человеку по делу профессиональному. На том конце провода меня спросили, нет ли у меня работ, раскрывающих красоты природы Азербайджана или как-то связанных с этой страной. Я обрадовался такой постановке вопроса. Ведь я никогда не скрывал того трепета, с которым отношусь к Азербайджану. Немало времени я провел в этой стране, и, разумеется, моя любовь к ней не могла не отразиться на моих полотнах. Азербайджан для меня – это добродушные, гостеприимные люди, это теплая, чистая страна с великолепными сочными фруктами, вкусной водой и непостижимой культурой смеси Запада и Востока. А уж художнику не найти лучшего кладезя «шпаргалок» для пейзажей. Здесь даже не надо ничего изобретать: просто берешь мольберт и кисти, располагаешься в любой точке за городом и, подсматривая у природы изгибы ее ландшафтов, создаешь полотно за полотном.

Но возвратимся к звонку из Кремля. Я пригласил звонивших ко мне в студию в Брюсов переулок, чтобы те сами отобрали понравившиеся картины. Приехали. Посмотрели. Оценили. Отобрали 4 работы на просмотр главного. Вместо ожидаемых мною трех, в итоге, вернули только две, решив другие две оставить у себя. Предложили деньги, спросив, во сколько я оцениваю картины. Будучи патриотом своей страны и понимая, кто и для чего ко мне обратился, разумеется, я отказался. Я узнал, что мои картины Дмитрий Анатольевич приобрел в подарок Эльхаму Алиеву. Брать деньги у своего президента за подарок другому президенту любимой мною страны – это поступок вне понимания Никаса Сафронова.

К слову сказать, факт подарка был освещен в СМИ. Хочу поблагодарить всех журналистов, писавших об этом за то, что, не упоминая моего имени, назвали меня «известным русским художником». Я не расстроился, потому что, разумеется, все и так догадались, кто этот художник.

Накануне звонка из Кремля я сам собирался поехать в Азербайджан, чтобы сделать несколько набросков для новых полотен, посвященных Азербайджану. Еще в мае по инициативе самого Эльхама Алиева была запланирована моя выставка в Азербайджане, приуроченная ко дню рождения Гейдара Алиева. Однако тогда ее отложили в виду того, что господин Алиев был приглашен в Москву на празднование 65-летия Победы. Пусть дата проведения мероприятия и перенесена, но идея осталась. А поскольку я стараюсь ко всему подходить оригинально и творчески, то принял решение тем более сделать выставку более яркой, пополнив ее свежими работами. Решил изобразить природу местечка, называемого Кабаля. Поэтому через несколько дней после звонка из Кремля с моим товарищем генералом и сенатором Александром Калитой я отправился в Азербайджан к моему другу Кемаледдину Гейдарову.

В Москве мне говорили, что это – маленькая Швейцария. Впрочем, зная, что азербайджанцы, как и другие горцы, любят преувеличивать, я поставил такое сравнение под сомнение. А когда прибыл в эту местность, понял, что критическое мышление – это хорошее качество, но ни одно утверждение, даже самое неимоверное, не бывает безосновательным. Я был удивлен и поражен правдивостью слов, потрясен красотой этого края, который, кстати, очень любил Гейдар Алиев. Благодаря его симпатиям к этому месту, здесь были построены отличные гостиницы, возведена туристическая инфраструктура по лучшим проектам в мире. Там же мы посетили молокозавод и завод по производству соков. Как любитель молока, я оценил натуральность и сливочность вкуса производимой продукции. Соки тоже были хороши, и, выяснилось, что завод, использующий итальянскую технологию, экспортирует свою продукцию в 42 страны мира. Советую посетить эти места тем, кто планирует когда-либо быть в Азербайджане.

Уезжая, в подарок от друзей мы получили 2 огромные корзины с фруктами и замечательным вином. Также в корзине я обнаружил великолепную резную деревянную коробку, в которой, оказалось, находились 2 баночки черной икры. Тут-то я понял, что икра действительно становится все дороже и дороже, если ее оформляют в резную шкатулку, которая сама является произведением искусства.

Вернувшись в Москву, я принялся за работу и решил закончить портрет Андрея Караулова, который 10 сентября отмечал свой День рождения. Портрет был завершен в срок, но именинник его, к сожалению, не увидел, т.к. уехал в отпуск. Но я надеюсь, что по приезде он оценит мой подарок.

Собираюсь в Санкт-Петербург на презентацию книги, которую мне довелось оформлять. Петербуржцы могут уже сейчас наблюдать на улицах Северной столицы баннеры, информирующие об этом событии.

Чуть не забыл! Вчера вечером был на записи программы «Достояние республики» на 1-ом. Тема была о жизни и творчестве моего друга – легендарного Юрия Антонова. Из 12 песен надо было выбрать наиболее любимые мною и сказать несколько хороших слов. Там же я встретил своих друзей Славу Фетисова, Игоря Николаева. Вспомнили, пошутили, получили удовольствие от общения.

Так же на днях в честь празднования Дня Независимости Украины был в Посольстве Украины в Москве. Там встретил Садовничева и наконец-то уговорил его мне позировать. Признаюсь, не мог добиться этого несколько лет.

Казалось бы, перечислил основные события моей жизни последних нескольких дней. Подумал о том, что еще могло бы быть интересным моему читателю? Вспомнил, с чего начал сегодняшний рассказ, и на ум пришла его предыстория. Литературоведы назвали бы такую форму построения текста кольцевой. Ну и ладно.

На дне рождения моего друга Алекперова Вагита Юсуфовича ко мне подошел один очень уважаемый человек, имя которого я оставлю неозвученным, и сказал: «Никас, мне тут позвонили из Кремля и спросили, что бы подарить Алиеву на День рождения? Представляешь, я ответил: «Конечно, картину Никаса Сафронова». Я же ответил этому человеку пожатием руки, а в мыслях подумал: «Теперь я знаю, кого благодарить за внимание и выбор Дмитрия Анатольевича». Через некоторое время ко мне подошел второй человек со словами: «Тут мне позвонили пару дней назад из Кремля и спросили, что подарить Эльхаму Алиеву? Я ответил: «Конечно, работу Никаса Сафронова». Прошло еще немного времени, я уже собирался уходить, как еще один человек подошел ко мне и полушепотом произнес: «Тут мне позвонили от 1-ого лица, интересовались, что, на мой взгляд, было бы достойным подарком президенту Азербайджана? Я, конечно, сказал, что-нибудь из Никаса Сафронова». Когда я уже покидал гостеприимный дом Алекперова, хозяин, пожимая мне руку, поделился, что, мол, на днях ему позвонил Сурков, объяснил, что наш президент вскоре отбывает в Баку и еще не определился, что преподнести в подарок своему азербайджанскому коллеге. «Я предложил, Никас, твою работу», - заключил Алекперов.

Не скрою, я немного смутился. Но смущение это было приятным и трогательным. Я благодарен тем людям, которые решили как-то поучаствовать в моей жизни. Приятно, что есть друзья, которые меня любят, приходят на мои дни рождения. Невозможно любить всех людей – это было бы ложью и PR-ом, но тех, кого я называю друзьями, я люблю искренне и безвозмездно.
6

(no subject)

11 июля был день рождения Онисенко Николая Лазаревича. Дача его его находится на 20-м километре Дмитровского шоссе. Мне очень приятно иметь таких друзей. В начале девяностых он первый предложил делать баннеры с моими картинами, в чем сильно меня поддержал, что было было очень полезно для моего творчества. Благодаря этим идеям, с его подачи, многие люди познакомились с моими картинами. В то время по всей Москве висели баннеры с моми полотнами. Это произвело настоящий фурор. Многие люди были в шоке, многие возмущались: писали, что только Никас мог выставить свои картины на баннерах. Эта акция произвела большое впечатление на рекламодателей. По этому случаю в Америке был собран брифинг, где был затронут вопрос о том, может ли художник выставлять на билбордах свои работы. Власти сказали, что не может, "но в России работы художника Никаса висят по всей Москве, и это очень сильно работает на его имидж". После этого случая сильно изменилась политика властей в отношении рекламы на улицах. Как мы знаем и видим, сейчас такая практика широко представлена в Москве. Так вот, все это когда-то предложил сделать мой друг. Неважно, где он сейчас работает, я очень признателен ему за то, что он настоящий товарищ. Я его уважаю, ценю, и благодарен ему за то, что он когда-то для меня сделал. Для таких людей, как Онисенко Николай Лазаревич дружба - понятие круглосуточное.